составители
татьяна евстафьева
виталий нахманович
БАБИЙ ЯР:
человек, власть, история
книга 1
историческая топография
хронология событий
комитет «бабий яр» статьи документы иллюстрации указатели о книге
 ДОКУМЕНТЫ
РАССТРЕЛЫ И ЗАХОРОНЕНИЯ В РАЙОНЕ БАБЬЕГО ЯРА ВО ВРЕМЯ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ
№ 31
Из протокола допроса в НКВД в качестве свидетеля очевидца расстрелов в Бабьем Яру П. Савицкой
10 ноября 1945 г.

Протокол допроса свидетеля Савицкой Полины Васильевны, 1910 г., украинка, гр. СССР, образование 6 классов, специальность — стализатор, б/п, замужняя. В период оккупации Киева с 18-го сентября 1941 г. по ноябрь 1943 г. проживала Киев — Сырец, ул. Бабий Яр, № 8. В настоящее время не работает

[...]

Вопрос: Что Вам известно о чинимых зверствах и массовых расстрелах советских граждан немецкими войсками в период оккупации ими города Киев?

Ответ: Спустя около месяца после занятия гор. Киева немецкими войсками, примерно 28 сентября 1941 г. был издан приказ комендантом г. Киева, который гласил, что всем лицам, жителям г. Киева еврейской национальности надлежит явиться на сборный пункт в р-не Сырца с ценными и теплыми вещами. Собирались евреи на сборный пункт 3–4 дня. Я точно сказать не могу, сколько их собралось, но из разговоров местных жителей мне известно, что их было около 70 000 человек.

В период, когда они собирались, мне приходилось встречать отдельных граждан, спрашивающих «где стоит поезд» евреи думали, что их вывезут из г. Киева.

Через два дня после того, как евреи были собраны, начался массовый расстрел их. Для того чтобы из местного населения никто не мог наблюдать за расстрелами, местность, прилегающая к Бабьему Яру, была оцеплена немецкими солдатами. В числе собранных были женщины, грудные дети, глубокие старики. Перед самым расстрелом людей раздевали до нижнего белья, а в большинстве случаев люди шли на расстрел совершенно голые. Я в течение восьми дней слышала пулеметную стрельбу и теперь делаю выводы, что расстрелы производились из пулеметов.

Евреев, добровольно не явившихся на сборный пункт, вылавливали по городу и окрестностям и привозили к противотанковому рву сначала в закрытых, а позже в открытых автомашинах и расстреливали там же из пулемета. Спустя примерно две недели после массовых расстрелов в Бабьем Яру, я шла по направлению завода «Большевик» мимо территории, где потом был построен концентрационный лагерь, и наблюдала следующую картину: вдоль противотанкового рва, мимо немецкого солдата бежали полураздетые женщины, дети и мужчины, этот солдат давал пощечину каждому бежавшему мимо него. Отбежав от солдата на несколько метров, люди падали в противотанковый ров от выстрелов из пулемета. Где стоял пулемет, и кто из него стрелял, я не видела.

Покончив уничтожение евреев, варвары принялись за расстрелы советских и партийных работников. Каждый вторник и пятницу в Бабьем Яру целыми днями привозили в закрытых машинах военнопленных коммунистов и производили расстрелы их. Расстрелы, таким образом, длились до декабря 1942 г.

Кроме расстрелов мирного населения, мне известен случай (из разговоров мирного населения), расстрел военнопленных моряков, количество их мне неизвестно. В марте 1942 г. все моряки были связаны, только в нижнем рваном белье и босиком. Я слышала разговор, что во время их расстрела моряки пели советские песни. В 1943 г. в период победоносного наступления Красной Армии и приближения ее к Киеву немецкое командование для того, чтобы скрыть свои преступления, издало приказ — вскрывать ямы и сжигать трупы. Бежавший еврей-комсомолец из Бабьего Яра и скрывшийся в моей квартире рассказывал следующее: для работы по вскрытию ям и для сожжения трупов привлекались арестованные немцами члены партии, но еще точно не установленные в принадлежности к партии, евреи, отказавшиеся в происхождении из евреев. Все эти советские граждане были закованы в цепи. Для сожжения трупов были построены специальные печи, в эти печи ложились бревна и обливались горючей жидкостью, зажигались, и когда было достаточное пламя, бросали в них трупы.

Ежедневно, за несколько дней до вступления Красной Армии в г. Киев, по всему Бабьему Яру простирался едкий дым от сожженных трупов. Судьба советских граждан, производивших раскопку и сожжение трупов, мне неизвестна. Одни говорили, что их вывезли, другие говорили, что их расстреляли.

Вопрос: Что вам известно об организаторах массового уничтожения советских граждан в городе Киеве?

Ответ: Я знаю только начальника Сырецкого концлагеря Радомского, других я никого не знаю.

[...]

ДА СБУ, ф. 5, спр. 55 663, т. 16, арк. 31–33.
Копия. Машинопись.