составители
татьяна евстафьева
виталий нахманович
БАБИЙ ЯР:
человек, власть, история
книга 1
историческая топография
хронология событий
комитет «бабий яр» статьи документы иллюстрации указатели о книге
 ДОКУМЕНТЫ
РАССТРЕЛЫ И ЗАХОРОНЕНИЯ В РАЙОНЕ БАБЬЕГО ЯРА ВО ВРЕМЯ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ
№ 44
Из протокола допроса в Прокуратуре в качестве свидетеля участника сожжения трупов в Бабьем Яру В. Давыдова
9 февраля 1967 г.

Протокол допроса свидетеля Давыдова Владимира Юрьевича, 1915 г. рождения, украинца, гражданина СССР, образование высшее, беспартийный, строителя по профессии, ул. Горького 20, кв. 10

[...]

Я, уроженец и житель г. Киева. В день объявления войны с фашистской Германией 22 июня 1941 года был призван в действующую Советскую Армию. В районе города Борисполя воинская часть, в которой я проходил службу, попала в окружение. Я попал в плен и находился в лагерях военнопленных, на территории Киевской и Житомирской областей.

В конце октября 1941 года я бежал из лагеря и прибыл в г. Киев, а затем до 25 марта 1943 года скрывался от немецких оккупационных властей в г. Киеве и Киевской области. 25 марта 1943 г. был арестован гестапо и через 10 дней заключен в Сырецкий концлагерь в г. Киеве.

В этом лагере в то время находилось около 2000 заключенных. Лагерь усиленно охранялся, был обнесен тремя рядами колючей проволоки, один из которых был под током высокого напряжения.

Условия для содержания в лагере созданы невыносимые: каторжный труд, отсутствовали какие-либо человеческие жилищные помещения, питание состояло из 200 граммов непригодного к употреблению хлеба и 1 литра так называемой «баланды». Из-за таких нечеловеческих условий люди гибли, попадали в «больничную землянку», где их большинство было расстреляно. Расстрелы заключенных носили массовый характер и производились, как правило, на глазах у всех заключенных, выстроенных на центральной площади лагеря.

18 августа 1943 года немецкое командование лагеря отобрало из числа заключенных 100 человек «смертников» и вывезло их из лагеря в Бабий Яр. В эту группу заключенных попал и я. Там нас заковали в кандалы и заставили выкапывать трупы расстрелянных советских людей и сжигать их. Трупы из ямы мы вытаскивали специальными крючками, баграми и укладывали в построенные печи, которые состояли из привезенных гранитных камней, железных рельс и бревен. Перед этим трупы обыскивали, изымали золотые вещи и ценности, и складывали по указанию охраны в ведра и ящики.

В одну печь укладывали примерно 2000 трупов слоями вперемешку с дровами, обливали их нефтью и поджигали. Штабеля с трупами и дровами были высотой до 4-х метров. Костер с трупами одной печи горел 1–2 дня, после чего разгребали его и обгоревшие остатки тромбовали и дробили специальными трамбовками, просеивали на металлических ситах с целью обнаружения и изъятия ценностей. Пепел разносили носилками и рассыпали его на полях в районе оврага. Одновременно были построены и горели несколько таких печей.

Для ускорения работ по сжиганию трупов (советские войска приближались к Киеву) немцы увеличили количество заключенных, закованных в кандалы, до 330-ти человек, применили экскаватор и взрывной метод.

Помимо сжигания трупов ранее расстрелянных, немцы в период нахождения нас в овраге привозили в Бабий Яр людей в душегубках и умерщвляли их газами при всех нас, а затем бросали в те же горящие печи. Из других мест, прилегающих к Бабьему Яру, гитлеровцы привозили большое количество трупов и также сжигали в печах.

Нас — заключенных, входивших в так называемую «зондеркоманду», подвергали жесточайшим пыткам, избиениям, расстрелам и сожжению на месте. На протяжении одного месяца и 10 дней нахождения в этой команде нам не разрешалось ни умыться, ни побриться, ни переодеться, морили нас голодом, создавали условия, которые лишали возможности к сопротивлению. Так называемые «особые немцы», руководившие указанными работами, называли нас трупами, заставили строить последнюю печь для сожжения нас в том же овраге.

За весь период в Бабьем Яре было построено 50–60 печей и сожжено около 125 000 трупов.

В ночь с 29-го на 30 сентября 1943 года мы под руководством нашего товарища — заключенного Ершова Федора организовали побег из землянки, в которой жили и были обречены на гибель. Мне известно, что из 327 заключенных спаслись при этом побеге лишь 15 человек, среди которых был и я.

Вопрос: Известны ли Вам руководители и исполнители уничтожения заключенных в Сырецком лагере, а также организаторы сожжения трупов и лица, охранявшие Вас в Бабьем Яру? Назовите их.

Ответ: Я знаю начальника лагеря на Сырце Пауля Радомского и ротенфюрера Рида. Специалистом по расстрелам в Бабьем Яру был Топайде; известны мне также оберлейтенант Ханиш, сотрудники охраны и руководители сожжения трупов Фохт и Меркель. Других фамилий в настоящее время не помню.

[...]

Вопрос: Кого Вы знаете из очевидцев расстрела советских людей в 1941 году в районе Бабьего Яра г. Киева?

Ответ: Из очевидцев расстрела в Бабьем Яре в 1941 году я знаю только Проничеву Дину Мироновну, проживающую в настоящее время в городе Киеве.

Вопрос: Кого Вы можете назвать из свидетелей уничтожения людей и сожжения трупов в Бабьем Яру в 1943 году?

Ответ: Совместно со мной в «зондеркоманде» в Бабьем Яру находились, а затем в ночь на 30 сентября 1943 года бежали бывшие заключенные: Берлянт Семен Борисович, проживающий в г. Киеве, Трубаков Захар Абрамович, местонахождение которого мне неизвестно, Капер Яков, отчество его не помню, где он проживает, не знаю, Будник Давид Иосифович, адреса его не знаю, Иовенко Григорий, отчество не знаю, проживает в г. Макарове Киевской области и Стеюк Яков Андреевич, проживающий в настоящее время в городе Калуге, по улице Ленина, № 49, кв. 25. Очевидцем сожжения трупов в Бабьем Яре был также бывший заключенный Кукля Владислав Францевич, который проживал в городе Киеве по улице Толстого. Точного адреса Кукля В.Ф. я не знаю.

Дополнений к протоколу настоящего допроса не имею.

[...]

ДА СБУ, ф. 7, оп. 8, спр. 1, арк. 101–103.
Копия. Машинопись.