составители
татьяна евстафьева
виталий нахманович
БАБИЙ ЯР:
человек, власть, история
книга 1
историческая топография
хронология событий
комитет «бабий яр» статьи документы иллюстрации указатели о книге
 ДОКУМЕНТЫ
РАССТРЕЛЫ И ЗАХОРОНЕНИЯ В РАЙОНЕ БАБЬЕГО ЯРА ВО ВРЕМЯ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ
№ 52
Из протокола допроса в Прокуратуре в качестве свидетеля очевидца расстрелов в Бабьем Яру А. Евгеньева
14 февраля 1967 г.

Протокол допроса свидетеля Евгеньева Анатолия Михайловича, 1924 г. рождения, уроженца Киева, украинца, гражданина СССР, образование среднее, б/п, слесарь-сборщик, ул. Д. Бедного 3, кв. 2

[...]

По настоящему делу могу сообщить следующее:

В городе Киеве проживаю постоянно. К началу войны и в дни оккупации Киева я проживал на ул. Бабий Яр, которая затем была переименована в ул. Д. Бедного.

[...]

Наш дом стоял крайним на улице, выходящей к яру.

Несмотря на то, что в то время мне не было еще семнадцати лет, все события я хорошо помню.

После того, как были взорваны здания центральных улиц города, особенно Крещатик, немцы на автомашинах подвозили со стороны ул. Мельника людей, в основном мужчин, раздевали их на площадке, прилегающей к яру, ложили на землю, а затем подводили к оврагу и расстреливали. Я в это время находился на территории Сырецких военных лагерей, на расстоянии примерно 120–150 м от места расстрела. Машины подъезжали беспрерывно. При мне было расстреляно людей, привезенных на 12–15 автомашинах, и я убежал домой.

Через 2–3 дня я услышал выстрелы в «Бабьем Яру» из автоматов и пулеметов. Со своим двоюродным братом Ткаченко Василием мы пробрались за проходящей подводой на ул. Дорогожицкую, в которую упирался овраг. С этой улицы нам было видно, как немцы со стороны кладбищ гнали массы людей, среди которых в большинстве были женщины, старики и дети. Ранее на автомашинах привозили в основном мужчин. Больных и не могущих двигаться стариков и детей везли на двухколках. Перед этим у них отбирали вещи и ценности. Заводили для этого к карьерам, а затем непосредственно с обрыва оврага расстреливали.

Я наблюдал эту ужаснейшую картину на протяжении 20–30 минут. Колонны людей беспрерывным потоком двигались под конвоем к месту расстрела. Я ушел домой. Из усадьбы нашего дома слышны были бесконечные очереди из автоматов и пулеметов. Расстрелы длились дней 10. Затем оцепление Яра было снято и открылся проезд в сторону Лукьяновки.

Расстрелы продолжались и после, но уже в основном в ночное время. Днем я видел в овраге присыпанные трупы, а на утро следующего дня на тех же местах виднелась свеженасыпанная земля, заметны были головы, руки и ноги новых жертв. Во многих местах земля просачивалась человеческой кровью. Я неоднократно проходил по шоссейной дороге над оврагом, и все это видел своими глазами.

[...]

За улицей Дорогожицкой, с другой стороны Сырецкого лагеря был вырыт противотанковый ров. В этот ров немцы подвозили и подвозили гражданских лиц и военнопленных и расстреливали их на краю рва. Непосредственным свидетелем расстрелов я не был, но не один раз видел в этом рву свежие трупы расстрелянных.

В январе 1942 г. видел, как гитлеровцы в направлении противотанкового рва вели 18 человек моряков, которые были раздеты (шли они в одних тельняшках, босиком). Руки у них были связаны колючей проволокой.

[...]

ДА СБУ, ф. 7, оп. 8, спр. 1, арк. 195–197.
Заверенная копия. Машинопись.