составители
татьяна евстафьева
виталий нахманович
БАБИЙ ЯР:
человек, власть, история
книга 1
историческая топография
хронология событий
комитет «бабий яр» статьи документы иллюстрации указатели о книге
 ДОКУМЕНТЫ
РАССТРЕЛЫ И ЗАХОРОНЕНИЯ В РАЙОНЕ БАБЬЕГО ЯРА ВО ВРЕМЯ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ
№ 64
Из протокола допроса в КГБ в качестве свидетеля очевидца расстрелов в Бабьем Яру П. Клепко (Савицкой)
31 июля 1980 г.

Протокол допроса свидетеля Клепко Пелагеи Васильевны, 1910 г., уроженки г. Киева, украинки, б/п, образование 7 классов, пенсионерки, проживающей по ул. Василия Верховинца, 5

[...]

До войны и в период временной оккупации я проживала в г. Киеве по ул. Бабий Яр, которая вплотную примыкала к урочищу Бабий Яр.

Ранним утром 29 сентября 1941 г. урочище Бабий Яр по улицам Дорогожицкой и Д. Коротченко было оцеплено гитлеровскими автоматчиками так, что урочище было полностью блокировано. Примерно в 8 час. я шла по проселочной дороге, ведущей на Лукьяновский рынок, и с расстояния 50-70 м видела следующую картину. С улицы Дорогожицкой вдоль Бабьего Яра сплошной толпой шли граждане еврейской национальности, среди которых были женщины с малолетними и грудными детьми, средних лет, глубокие старики и старухи.

Людей конвоиры загоняли на большую ровную площадку, где заставляли раздеваться до нижнего белья и группами примерно по 50-60 человек гнали в овраги, откуда раздавались пулеметные и автоматные очереди. Трудно передать, что творилось на площадке. Люди плакали, кричали, падали на землю с мольбой о пощаде, но каратели их жестоко избивали палками, травили собаками и гнали к месту казни. Я видела, как гитлеровец вырвал у молодой женщины грудного ребенка и вытряхнул его из одеяла в овраг. Эту жуткую картину расправы над мирными советскими гражданами я наблюдала примерно в течение 30 минут, затем мне стало жутко, и я прошла ближе к ул. Дорогожицкой, в надежде пойти на рынок. Но по всей этой улице сплошным потоком шли люди и пройти было невозможно.

[...]

Я очень расстроилась от такого ужасного зрелища и возвратилась домой.

Лично я в дни самых массовых расстрелов 29 и 30 сентября 1941 г. автомашин не видела, так как 29 сентября, наблюдала картину казни в течение 30 минут, и 30 сентября вообще в урочище Бабий Яр не ходила. Расстрел людей, проводимых на автомашинах я видела несколько позже, о чем и хочу рассказать. 2 или 3 октября 1941 г., но в какой именно из этих дней теперь не помню, я шла в сторону Лукьяновского рынка, по упомянутой выше проселочной дороге я видела, как гитлеровцы привозили в Бабий Яр людей на крытых брезентом и открытых грузовых автомашинах. В начале урочища Бабий Яр, со стороны ул. Дорогожицкой, был противотанковый ров и возле него небольшая ровная площадка. Вот на эту площадку подходили автомашины, с кузова которых людей сгоняли на землю и заставляли раздеваться до нижнего белья. Затем группами по 5-6 человек, предварительно нанеся каждому обреченному несколько ударов палкой, гнали на край рва и там расстреливали из автоматов одиночными выстрелами. В таком порядке уничтожение людей продолжалось беспрерывно. Среди обреченных были молодые и пожилые мужчины и женщины, откуда их привозили мне неизвестно. Шедшая рядом со мной, незнакомая мне женщина вслух высказала, что это фашисты вылавливают по городу не явившихся по распоряжению евреев и уничтожают их. Одежду расстрелянных гитлеровцы грузили в кузова автомашин и увозили по ул. Дорогожицкой в направлении ул. Мельника. На ул. Дорогожицкой никакой охраны не было, и я свободно шла по тротуару этой улицы, по дороге меня обгоняли автомашины с одеждой расстрелянных, а навстречу шли автомашины с обреченными на смерть гражданами. В общем я тогда видела примерно до двадцати автомашин. Припоминаю, что примерно 5 или 6 автомашин были с открытыми кузовами, а остальные крытые брезентом. В автомашинах, которые шли мне навстречу, плотно на дне кузова сидело примерно по 45-50 человек обреченных.

[...]

У крытых автомашин брезент не доходил до самой кабины примерно на метр или полтора, поэтому были хорошо видны охранники и часть перевозимых граждан. На дверцах кабин и задних бортах открытых автомашин были нарисованы головы животных - оленя или же быка, но точно утверждать за давностью времени не могу, так как четко не помню.

Расстрелы еврейских граждан в Бабьем Яру продолжались и в 1941-1943 гг.

[...]

В этом лагере (Сырецком) в 1943 г. содержалась моя сестра Наталья, которой я однажды попыталась переправить через колючую проволоку продуктовую передачу, но меня заметил охранник и запустил в меня очередь из автомата, перебив мне обе ноги. В результате этого я на всю жизнь осталась калекой.

[...]

ДА СБУ, ф. 7, оп. 8, спр. 1, арк. 235–239.
Оригинал. Машинопись.